13 или немного путевых записок
Прислано sirin 13:13 19 Март 2009
Не без причины считала, что это станет самой безумной из моих авантюр.
То, как я попала в «13-ю бригаду» на Мол ЧУ БР – история долгая и неинтересная, а «чёрный ящик» принятия решения быть или не быть моей поездке остаётся загадкой даже для меня, как и мотив, на кой чёрт мне это вообще надо.
Пятница тринадцатое – не такой уж плохой день для отъезда, хоть и выдался он холодным и пасмурным, а ночью состав и вовсе ста продираться сквозь крупные и мокрые хлопья снега. Ночное небо из тёмного превратилось в сером, и в свете холодных станционных фонарей безумно красиво летели умирать снежинки, похожие на перья. Мама, спасибо тебе, что надоумила меня взять шапку.
Киев был сонным и заплаканным. Ему явно было холодно. А потом был Житомир. Практически без разбега. Мои наивные надежды на то, что в Житомире мне удастся порозмовляти українською мовою нифига не оправдались: единственный украиномовный диалог у меня відбувся с жителем винницы, тоже знатоком. Не назвать Житомир красивым городом. Ну город как город, и всё. Похож чем-то на Луганск десятилетней давности: стихийные рынки, где прямо с асфальта можно купить и ржавую клетку для попугайчика, и детские игрушки; закрытые магазины с немытыми совдеповскими витринами; дома, практически не тронутые пластиком. Зато водителей маршрутки я запомню надолго. Во-первых, в городе недавно сменили номера маршруток, так что сами горожане не знают, куда что ходит. Во-вторых, главный перевозчик наверняка имеет еврейские корни, а отчество у него Моисеевич. Первый же водитель, который подвозил нас до места поселения, так проникся нашей заботой добраться до места, что согласился довести нас аж до самого санатория. И довёз. В лесную глушь, неизвестно куда. Правда, санаторий там был, но не тот, и нам пришлось километра 2 пробираться по лесу до нужного места. Зато другой водитель, который вез нас назад вечером, не согласился довезти нас до санатория, поехал туда один, и лукаво смотрел из теплой маршрутки, как мы идём за ним следом под противным дождиком.
Университет имени Ивана Франка. Национальный. Всюду аккуратненькие такие мальчики и девочки с бейджиками, призванные помогать нам в случае его и следить за тем, чтобы мы не лезли, куда не следует. Официальное открытие. Почему-то звучал гимн Украины, и Горох не потрудился подняться. Не понимаю я этого (не Гороха, а сам факт гимна). Ведь у ЧГК-движения есть свой гимн – «Так говорил Заратустра», так зачем же приплетать лишний официоз? А потом была жеребьёвка, и были игры квалификации. И было страшно. Начали играть мы хорошо. Уважаемый капитан – Ваня, – едва сев за стол, разбил плафон на фонаре от системы. Хорошо хоть лампочка жива осталась. А потом были вопросы – о чём, не помню, ибо было страшно. Первый тур мы сдули, второй – в ничью, и я уже мысленно паковала вещи, садилась в маршрутку и ехала в Киев, бродила по его мокрым улицам, пряталась в дожде, утешала себя тем, что побуду с любимым городом подольше, и любое поражение этого стоит, купою плахту и наемся до отвала слойками. А потом был третий тур и мы (со страху наверняка, не знаю, как по другому это объяснить) выиграли. И прошли в основную сетку. Встреча с Киевом отодвинулась на неопределённый срок.
Победы расслабляют. И уверенность (пусть самая маленькая и тощая) в собственных знаниях тоже. Но даже это ничто по сравнению с потерянным шансом. В игре если шанс даётся, то только раз, и змарнувавши его, будешь обречён на поражение. А еще страшно, когда потом видишь, где ошибся, и знаешь, что ошибся именно ты, и что возможность утеряна. Были игры основной сетки. Был третий вопрос (не буду его светить, ибо, кажись мораторий, да и не в этом суть), и был счёт 0:0. Наш ответ, как показалось ведущему, был неточным. Но апеллировать мы не стали. Виталич хотел, кивал нам из зала, Антон кричал, чтоб наш ответ зачли, а мы не стали. Типа, не нужны нам ваши апелляции, и так всё будет хорошо. А еще я сомневалась в собственных силах и памяти, не настояла, испугалась, наверно. Я ж никогда не видела, как апелли на брейне подаются и какие аргументы могут являются достаточно авторитетными. Бой закончился со счётом 1:1. Уже тогда мы проиграли. Только не знали об этом. И радовались. Следующий бой слетели сильно и беспомощно. Я нервничала и, наверно, нервировала других, но сделать уже ничего не могла. А потом был ночной Житомир, который в 22.00 благополучно ложится спать, надёжно пряча почти всех жителей и маршрутные такси. Никогда не понимала и, наверно, не пойму этой особенности западных городов.
В санатории немолодой армянин провёл нас в душ с «проходящим бойлером», где приходилось «ловить» горячую воду, санаторий гудел от развеселившихся знатоков, а мы у себя в номере пили пиво и хлопали свояк. А ночью в постели я мечтала о мужчине или большом пушистом коте – не для того, что вы могли подумать, а чтобы согреться.
Мало того, что Житомир рано ложится спать, так он еще и поздно встаёт. Кофе из автомата и булочка около какого-то магазина – вот скудный завтрак перед игрой. Мужской половине команды повезло больше – пока барышни разминали мозги, они завтракали в пиццерии. А потом был бой, который мы выиграли. Я не помнила себя от радости, вся дрожала и, кажется, лепетала что-то несвязное. Это был восторг. Но трёх очков было мало, чтобы пройти из группы. Искренне радовалась за «Реал» и немного завидовала им. Сразу же вспомнила и то, как дала неправильный ответ, и как не стала апеллировать сама и не надавила на капитана, чтобы он это сделал, ведь послушался бы, если бы я была увереннее… Но это уже не имело никакого значения. Не имеет и сейчас.
И только спустя время я поняла, что это 17-24 место для меня намного ценнее, чем прошлогоднее 4-е, и удовольствия я от игры получила больше, и радовалась, несомненно искреннее и ярче. Почему?
А потом опять был Киев. Я улыбалась, скользя по эскалатору в метро, как придурок, понимая, как мало мне надо для счастья. Всего два часа, а столько радости. Как результат – стихи, написанные на верхней полке поезда (уснула с ручкой в руках).
В поезде в очередной раз отметились, как знатоки. Естессно, свояком. Имевший неосторожность подсесть в купе к «Реалу» и «13-ой бригаде» в гостях импозантный молодой человек случайно так спросил что-то, и в ответ получил подробный ликбез о правилах «своей игры». Сперва, как мне показалось, он даже имел намерение поучаствовать, но потом всё больше и больше уходил в сумрак своей полочки, опасливо поглядывая на нас, как на сектантов. Еще одна искалеченная психика.
А плахту так и не купила. Есть повод ещё раз туда съездить.